Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 2 квартал 2013 года

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА ВТОРОЙ КВАРТАЛ 2013 ГОДА

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20 ноября 2013 года)

(Извлечения)


СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

I. Практика рассмотрения дел по спорам,
возникающим из гражданских правоотношений

Споры, возникающие из жилищных правоотношений

1. Поскольку служебные жилые помещения, которые находились в государственной собственности и были закреплены за государственными предприятиями или учреждениями на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, после передачи их в муниципальную собственность утрачивают статус служебных, они могут быть приобретены гражданами в собственность в порядке приватизации.
Н.В., Н.Е., Н.А. обратились в суд с иском к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы и территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом о признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации.
В обоснование иска указали, что Н.В. в связи с его работой в государственном учреждении, находящемся в ведении Министерства обороны Российской Федерации, на состав семьи из четырех человек (он, его жена Н.Л., сын Н.А. и дочь Н.Е.) был выдан служебный ордер на право занятия трехкомнатной квартиры.
На основании служебного ордера истцы были зарегистрированы в квартире, в отношении которой возник спор.
В 1995 году Н.В. уволился из государственного учреждения.
На момент рассмотрения дела в суде истцы продолжали проживать в спорной квартире.
На учете нуждающихся в улучшении жилищных условий семья истца не состояла, свое право на однократную бесплатную приватизацию занимаемого жилого помещения истцы не реализовали.
В соответствии с постановлением Правительства Москвы от 19 июля 2005 г. N 536-ПП "О приеме ведомственного жилищного фонда и объектов инженерного и коммунального назначения Министерства обороны Российской Федерации в собственность города Москвы в 2005 - 2006 годах" и распоряжением Федерального агентства по управлению федеральным имуществом от 6 июня 2006 г. жилой многоквартирный дом, в котором находится спорное жилое помещение, с 1 июля 2007 г. передан от Министерства обороны Российской Федерации в собственность г. Москвы.
В связи с передачей в государственную собственность г. Москвы объектов жилого фонда, относящихся к федеральной собственности и находящихся в оперативном управлении государственного учреждения, находящееся в ведении Министерства обороны Российской Федерации государственное учреждение было расформировано.
Истцы не могли реализовать свое право на приватизацию жилого помещения в связи с тем, что Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы в ответ на их обращение по вопросу приватизации сообщил, что занимаемая истцами квартира является служебной и приватизации не подлежит, решение об исключении ее из числа служебных жилых помещений органом исполнительной власти не принималось.
Дело рассматривалось судами неоднократно.
Решением районного суда, оставленным без изменения определением суда второй инстанции, в удовлетворении иска отказано.
Обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы Н.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила вынесенные судебные постановления в кассационном порядке, поскольку судами при рассмотрении дела были допущены существенные нарушения норм материального права.
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд с учетом положений постановления Правительства Москвы от 5 августа 2008 г. N 711-ПП (в редакции постановления Правительства Москвы от 26 апреля 2011 г. N 158-ПП) "О порядке использования жилых помещений, находящихся в собственности города Москвы, ранее предоставленных гражданам по договорам субаренды или в качестве служебных жилых помещений" исходил из того, что право собственности г. Москвы на спорное жилое помещение на момент рассмотрения дела в суде зарегистрировано не было, решение об исключении занимаемой истцами квартиры из числа служебных жилых помещений органом исполнительной власти не издавалось, т.е. правовой режим спорной квартиры изменен не был. На учете нуждающихся в улучшении жилищных условий семья Н.В. не состояла, поэтому права на предоставление занимаемого жилого помещения по договору социального найма и, соответственно, на его приватизацию не имела.
С данными выводами согласился суд второй инстанции.
Вместе с тем ст. 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) предусмотрено право граждан, занимающих жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных указанным Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.
Согласно ст. 4 названного Закона не подлежат приватизации служебные жилые помещения.
Исходя из положений ст. 7 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", Верховный Суд Российской Федерации в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2006 года, утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 7 и 14 июня 2006 г. (вопрос 21), разъяснил следующее.
Факт принятия решения о передаче служебных жилых помещений, которые находились в государственной собственности и были закреплены за государственными предприятиями или учреждениями на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, в муниципальную собственность предполагает изменение статуса жилого помещения.
Следовательно, при передаче в муниципальную собственность такие жилые помещения утрачивают статус служебных и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма, поэтому граждане, которые занимают указанные жилые помещения, вправе приобрести их в собственность в соответствии с положениями ст. 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".
Таким образом, служебные жилые помещения, которые находились в государственной собственности и были закреплены за государственными предприятиями или учреждениями на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, а впоследствии были переданы в муниципальную собственность, могут быть приобретены гражданами в собственность в порядке приватизации.
Приведенные выше разъяснения Верховного Суда Российской Федерации судом при разрешении спора применительно к правоотношениям сторон учтены не были, как не было учтено и то обстоятельство, что отсутствие решения органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом, об исключении жилого помещения из специализированного жилищного фонда не может препятствовать осуществлению гражданами прав нанимателя жилого помещения по договору социального найма, т.к. их реализация не может быть поставлена в зависимость от оформления уполномоченными органами этого документа.
По настоящему делу юридически значимые обстоятельства судом были установлены. В частности, установлено, что занимаемое истцами жилое помещение, ранее находившееся в федеральной собственности и предоставленное им в качестве служебного, впоследствии было передано в собственность г. Москвы.
Следовательно, спорное жилое помещение после передачи в собственность г. Москвы утратило статус служебного, поэтому к нему применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма.
Истцы же, проживавшие в спорном жилом помещении на момент передачи его из федеральной собственности в собственность г. Москвы, приобрели право пользования им на условиях договора социального найма и в соответствии с положениями ст. 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" имели право приобрести его в собственность, в связи с чем их иск следовало признать обоснованным и подлежащим удовлетворению.
Таким образом, доводы суда о том, что семья Н.В. на учете нуждающихся в жилом помещении не состояла, а потому не имела права занимать спорное жилое помещение на условиях договора социального найма, несостоятельны. Постановление Правительства Москвы от 5 августа 2008 г. N 711-ПП (в редакции постановления Правительства Москвы от 26 апреля 2011 г. N 158-ПП) "О порядке использования жилых помещений, находящихся в собственности города Москвы, ранее предоставленных гражданам по договорам субаренды или в качестве служебных жилых помещений", на которое ссылались суды первой и второй инстанций в обоснование своих выводов, к возникшим между сторонами отношениям не может применяться, т.к. изначально спорная квартира собственностью г. Москвы не являлась. Н.В., работая в государственном учреждении, находящемся в ведении Министерства обороны Российской Федерации, в трудовых отношениях с органом государственной власти г. Москвы, иным государственным органом г. Москвы или организацией (предприятием), финансируемой за счет бюджета г. Москвы, не состоял.
Принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия, отменяя судебные постановления, приняла новое решение, не передавая дело для нового рассмотрения, и удовлетворила иск Н.В., Н.Е., Н.А., поскольку судебными инстанциями допущена ошибка в применении и толковании норм материального права. За истцами признано право общей долевой собственности в порядке приватизации на спорную квартиру по 1/3 доли за каждым.

Определение N 5-КГ13-18

Споры, возникающие из договорных правоотношений

2. Договор поручительства не является сделкой по распоряжению общим имуществом супругов или сделкой, подлежащей нотариальному удостоверению и (или) регистрации в установленном законом порядке, и не требует получения согласия другого супруга на его заключение.
В. обратилась в суд с иском к обществу (кредитору), обществу (должнику), М. о признании договора поручительства недействительным.
В обоснование иска указала, что ей стало известно, что решением суда с ее мужа М. по договору поручительства взыскана в пользу общества (кредитора) сумма основного долга общества (должника) перед ним, а также расходы на оплату госпошлины. Кроме того, решением суда удовлетворен иск кредитора к должнику и М. о взыскании договорной неустойки.
По мнению В., договор поручительства, заключенный между кредитором, М. (поручителем) и должником является недействительным и противоречит требованиям ст. 35 СК РФ, как связанный с распоряжением совместно нажитым имуществом супругов и заключенный в отсутствие ее согласия.
Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.
Решением районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением, иск удовлетворен.
Обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе общества (кредитора), в возражении на кассационную жалобу, Судебная коллегия признала, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.
Разрешая дело и удовлетворяя иск, суд первой инстанции исходил из того, что в силу п. 2 ст. 35 СК РФ общество (кредитор) было обязано потребовать от М. письменное согласие супруги на заключение оспариваемого договора поручительства, однако недобросовестно отнеслось к своим обязанностям.
Суд апелляционной инстанции согласился с этим выводом суда, указав, что В., являясь супругой М. - участника оспариваемой сделки в отношении общего имущества супругов, в полной мере доказала факт отсутствия ее согласия на совершение данной сделки.
Между тем судом установлено, что по договору поручительства М. принял обязательство отвечать перед кредитором солидарно с должником за исполнение его обязательств в полном объеме. В период заключения данной сделки и на момент рассмотрения дела судом М. состоял в браке с В.
Согласно п. 1 ст. 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.
В силу п. п. 1, 2 ст. 363 указанного Кодекса при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.
Статьей 24 ГК РФ установлено, что гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание.
Согласно п. 1 ст. 237 ГК РФ изъятие имущества путем обращения взыскания на него по обязательствам собственника производится на основании решения суда, если иной порядок обращения взыскания не предусмотрен законом или договором.
Пунктом 1 ст. 45 СК РФ, регулирующей обращение взыскания на имущество супругов, предусмотрено, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. При недостаточности этого имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания.
Таким образом, из содержания указанных норм в их взаимосвязи следует, что супруг отвечает по своим обязательствам, в том числе вытекающим из заключенного договора поручительства, всем своим имуществом и на основании решения суда взыскание в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора поручительства может быть обращено на любые вещи и имущественные права, принадлежащие данному супругу.
В соответствии с п. п. 2, 3 ст. 35 СК РФ при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки. Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.
Согласно п. 3 ст. 253 ГК РФ, регулирующей владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.
Однако поручительство как один из способов обеспечения исполнения обязательства, ответственность по которому несет лично поручитель, не является сделкой по распоряжению общим имуществом супругов. Договор поручительства не является также сделкой, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, в связи с чем на его заключение не требуется получения нотариального согласия другого супруга.
Заключая договор поручительства, М. не распорядился каким-либо нажитым совместно в браке с В. имуществом, а лишь принял на себя обязательство отвечать в случае неисполнения должником обязательств последнего принадлежащим ему - поручителю - имуществом лично.
Это судами обеих инстанций учтено не было.
В связи с этим выводы судебных инстанций о том, что заключение М. договора поручительства без согласия его супруги является основанием для признания договора недействительным, неправомерны, т.к. они не основаны на законе.
Содержавшийся в возражениях на кассационную жалобу довод В. о том, что договор поручительства, заключенный в отсутствие согласия другого супруга, противоречит ст. 57 СК РФ, регламентирующей право ребенка выражать свое мнение, в том числе при заключении договора поручительства, также несостоятелен и основан на неправильном толковании норм действующего законодательства.
Статья 57 СК РФ не устанавливает и не может устанавливать какие-либо имущественные права ребенка на имущество родителей, п. 4 ст. 60 СК РФ прямо закреплено положение о том, что ребенок не имеет права собственности на имущество родителей. Учет интересов несовершеннолетнего ребенка может быть осуществлен при разделе супругами-родителями их общего имущества, нажитого в браке, путем увеличения доли того супруга, с которым останется проживать ребенок.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила обжалуемые судебные постановления и приняла новое решение, которым в удовлетворении иска В. о признании договора поручительства недействительным отказала.




III. Процессуальные вопросы

Вопросы подведомственности споров

5. Дела по искам органа социального страхования к банку о взыскании сумм ежемесячных выплат в счет возмещения вреда здоровью с лицевого счета лица, являвшегося их получателем, перечисленных ошибочно после его смерти, подведомственны судам общей юрисдикции.
Орган социального страхования обратился в суд с иском к банку, указав, что перечислял К. ежемесячные страховые выплаты в счет возмещения вреда здоровью на лицевой счет, открытый в отделении банка. В 2003 году К. умер, о чем истцу стало известно только в 2011 году. На лицевой счет К. все указанное время ежемесячно перечислялись страховые выплаты.
Истец обратился к ответчику с заявлением о возврате указанных средств, на что был получен отказ. С учетом изложенного перед судом ставился вопрос об обязании ответчика списать в пользу истца с лицевого счета К. ошибочно перечисленные денежные средства.
Решением суда первой инстанции иск удовлетворен.
Определением вышестоящего суда указанное решение суда отменено, производство по делу прекращено со ссылкой на неподведомственность спора суду общей юрисдикции.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев жалобу органа социального страхования, отменила в кассационном порядке определение суда второй инстанции по основаниям, предусмотренным ст. 387 ГПК РФ, направив дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции.
Отменяя решение суда первой инстанции и прекращая производство по делу, суд второй инстанции, руководствуясь ст. 220 ГПК РФ, исходил из того, что данный спор не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, а рассматривается и разрешается в ином судебном порядке, поскольку подведомствен арбитражному суду. При этом суд второй инстанции исходил из того, что спор возник между двумя юридическими лицами без участия в нем граждан, вытекает из заключенного между сторонами договора о зачислении денежных средств на счета физических лиц, открытые в других филиалах банка, в соответствии с реестрами, предоставляемыми по системе "Клиент-Сбербанк", т.е. относится к экономической деятельности.
Между тем в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.
Согласно п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ суды рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.
В силу ч. 3 ст. 22 указанного Кодекса суды рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями первой и второй этой правовой нормы, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.
Арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях, предусмотренных АПК РФ и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя (ч. ч. 1 и 2 ст. 27 АПК РФ).
Таким образом, основными критериями отнесения того или иного спора к подведомственности арбитражного суда являются субъектный состав и экономический характер спора, применяемые в совокупности.
В силу п. 4 Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 февраля 1994 г. N 101, Фонд, его региональные и центральные отраслевые отделения являются юридическими лицами.
Согласно п. 6 Положения одной из задач Фонда является выплата гарантированных государством пособий по социальному страхованию.
Денежные средства Фонда используются только на целевое финансирование мероприятий, указанных в абзаце первом п. 8 Положения (абзац второй п. 8).
Таким образом, деятельность, осуществляемая Фондом социального страхования Российской Федерации, по своему характеру предпринимательской или иной экономической деятельностью не является, поскольку целей извлечения прибыли или иного дохода не преследует.
Требования Фонда социального страхования о взыскании сумм ежемесячных выплат в счет возмещения вреда здоровью с лицевого счета лица, являвшегося их получателем на основании Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", перечисленных ошибочно после его смерти, не носят экономического характера, что определяет их подведомственность суду общей юрисдикции.
Предметом спора является списание денежной суммы обеспечения по страхованию (ошибочно зачисленной после смерти получателя К. на его счет, открытый им в отделении банка) и возврат данной денежной суммы региональному отделению. При этом банк не приобрел право собственности на спорную денежную сумму, и эти денежные средства находятся на банковском счете умершего К., т.к. отсутствуют наследники, в связи с чем данный спор не носит экономического характера и не подведомствен арбитражному суду.

Определение N 81-КГ13-9

6. Требование прокурора об обязании организации обеспечить уровень использования попутного нефтяного газа в соответствии с лицензией и проектной документацией, предъявленное в защиту конституционных прав неопределенного круга лиц, подведомственно суду общей юрисдикции.
Природоохранный прокурор обратился в суд в защиту прав и законных интересов Российской Федерации и неопределенного круга лиц с заявлением к обществу о признании незаконными действий по разработке лицензионного участка недр с уровнями использования попутного нефтяного газа ниже установленных лицензией и возложении обязанности обеспечить данный уровень в соответствии с лицензией и проектной документацией в объеме не ниже 95%.
Определением районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением, в принятии заявления отказано на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.
Обсудив доводы, изложенные в представлении прокурора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила вынесенные по делу судебные постановления в кассационном порядке с передачей материала на рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.
Отказывая в принятии заявления прокурора, судья указал, что иск неподведомствен суду общей юрисдикции, поскольку предъявлен к юридическому лицу, связан с осуществлением данной организацией экономической деятельности и фактически является экономическим спором.
Кроме того, судья пришел к выводу, что природоохранный прокурор, действующий в интересах Российской Федерации и неопределенного круга лиц, не был лишен права инициировать привлечение лиц, виновных в нарушении законодательства о недрах и об охране окружающей среды, к уголовной и административной ответственности на основании законодательства Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, однако выбрал способ защиты граждан, не предусмотренный ст. 12 ГК РФ, а именно обязание в будущем соблюдать требования законов и иных нормативных правовых актов, что делает акт правосудия бессмысленным.
Между тем в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.
Согласно п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ суды рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.
В силу ч. 3 ст. 22 указанного Кодекса суды рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями первой и второй этой правовой нормы, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.
Арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях, предусмотренных АПК РФ и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя (ч. ч. 1 и 2 ст. 27 АПК РФ).
Таким образом, основными критериями отнесения того или иного спора к подведомственности арбитражного суда являются субъектный состав и экономический характер спора, применяемые в совокупности.
В соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.
В силу ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье граждан - неотъемлемые нематериальные блага. Несоблюдение права граждан на благоприятную окружающую среду влечет вред их здоровью.
АПК РФ и иное законодательство не содержат норм, устанавливающих подведомственность арбитражным судам споров о защите личных неимущественных прав граждан с участием юридических лиц, деятельность которых создает угрозу нарушения вышеназванных прав.
Заявление предъявлено природоохранным прокурором по результатам проверки в защиту гарантированных Конституцией Российской Федерации прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, который включает в себя физических лиц, не являющихся участниками предпринимательской или иной экономической деятельности, и направлено на прекращение негативных последствий от сжигания попутного нефтяного газа, а потому подведомственно суду общей юрисдикции.
В силу ст. 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется в том числе путем пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.
Согласно п. 4 ст. 27, п. 3 ст. 35 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" прокурор вправе обратиться в суд с заявлением, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, когда нарушены права и свободы значительного числа граждан либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение.
Несоблюдение требований проектных документов в части уровня использования добытого нефтяного попутного газа и невыполнение условий лицензии на право пользования недрами приводит к нерациональному использованию природных ресурсов и нарушает права и законные интересы Российской Федерации как собственника недр.
Таким образом, заявление об обязании общества обеспечить уровень использования попутного нефтяного газа в соответствии с лицензией и проектной документацией направлено на защиту и восстановление прав Российской Федерации и подано прокурором в рамках полномочий, предоставленных ему федеральным законодательством для предупреждения причинения вреда.
Как следует из постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2002 г. N 4-П, прокурор, предъявляя иск в интересах другого лица, действует как должностное лицо прокуратуры Российской Федерации и не является субъектом спорных материальных правоотношений, но в качестве лица, участвующего в деле, он пользуется соответствующими процессуальными правами.
Таким образом, заявление прокурора подано в рамках полномочий, предоставленных ему федеральным законом, для предупреждения причинения вреда, в защиту гарантированных Конституцией Российской Федерации прав, свобод и законных интересов Российской Федерации и неопределенного круга лиц.

Определение N 70-КГПР13-3

Возвращение искового заявления

7. Непредставление истцом доказательств ввиду невозможности самостоятельного получения частным лицом необходимой для разрешения спора официальной информации на территории иностранного государства не может служить основанием для возвращения искового заявления.
Е. обратилась в суд с иском к Н., дворцу бракосочетания о признании брака недействительным. В обоснование иска указала, что состоит в зарегистрированном браке с гражданином Нидерландов Н. Поскольку ей стало известно о том, что ответчик на момент заключения брака с ней уже состоял в другом зарегистрированном браке с гражданкой Китая, просила суд признать брак, заключенный между ней и Н., недействительным.
Определением судьи районного суда исковое заявление оставлено без движения. Впоследствии определением судьи, оставленным без изменения апелляционным определением, исковое заявление Е. возвращено.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы Е., отменила обжалуемые судебные постановления в кассационном порядке, направив вопрос о принятии к производству суда искового заявления Е. к Н., дворцу бракосочетания о признании брака недействительным на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.
Основания для возвращения искового заявления определены ст. 135 и ч. 2 ст. 136 ГПК РФ. Так, в случае, если заявитель в установленный срок выполнит указания судьи, перечисленные в определении об оставлении заявления без движения, заявление считается поданным в день первоначального представления его в суд. В противном случае заявление считается неподанным и возвращается заявителю со всеми приложенными к нему документами (ч. 2 ст. 136 ГПК РФ).
Возвращая исковое заявление, суд первой инстанции исходил из того, что истцом Е. не были выполнены указания судьи, перечисленные в определении об оставлении искового заявления Е. без движения, а именно: не представлены доказательства, подтверждающие факт нахождения ответчика в другом зарегистрированном браке; не представлены данные о том, что истец лишена возможности самостоятельно обратиться в компетентные органы за получением сведений о заключении брака ответчиком на территории Китайской Народной Республики или в представлении таких сведений ей было отказано. Также суд сослался на непредставление истцом документов, свидетельствующих о том, что последним известным местом жительства ответчика Н. в Российской Федерации является адрес, указанный в исковом заявлении.
С процессуальным решением суда первой инстанции о возврате искового заявления и его обоснованием согласился суд апелляционной инстанции.
Вместе с тем согласно абзацу пятому ст. 132 ГПК РФ к исковому заявлению прилагаются документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, копии этих документов для ответчиков и третьих лиц, если копии у них отсутствуют.
Оставляя исковое заявление Е. без движения, судья в определении указал на необходимость представления оригинала свидетельства о заключении брака, а также документов, подтверждающих обстоятельства, на которые истец ссылается в обоснование заявленных требований, или доказательств невозможности самостоятельно представить сведения о браке, зарегистрированном ответчиком на территории Китайской Народной Республики с гражданкой этого государства.
Во исполнение определения судьи об оставлении искового заявления без движения Е. был представлен подлинник свидетельства о заключении ею брака с ответчиком Н., а также имеющиеся у нее доказательства, подтверждающие заявленные требования, в частности выписки из архива органов регистрации актов гражданского состояния Голландии, свадебные фотографии ответчика с другой женщиной.
В подтверждение невозможности самостоятельно представить сведения о браке, зарегистрированном ответчиком на территории Китайской Народной Республики с гражданкой этого государства, Е. представила в суд тексты Договора между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам, подписанного в г. Пекине 19 июня 1992 г., и Указа Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. N 1313 "Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации".
При этом в заявлении, адресованном суду, Е. пояснила, что получение на территории иностранного государства официальных сведений, т.е. доказательств заключения брака ответчиком на территории Китайской Народной Республики с гражданкой этого государства, для нее, как частного лица, затруднительно, поскольку это возможно только в формате правовой помощи по запросу от имени властей государства. В соответствии с Договором между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам, подписанным в г. Пекине 19 июня 1992 г., при обращении с просьбами и оказании правовой помощи по гражданским и уголовным делам суды и другие компетентные учреждения Договаривающихся Сторон сносятся между собой через свои центральные учреждения, если данным Договором не установлено иное (п. 1 ст. 2 Договора).
К центральным учреждениям, упомянутым в п. 1 ст. 2 Договора, относятся: со стороны Российской Федерации - Министерство юстиции России и Генеральная прокуратура России; со стороны Китайской Народной Республики - Министерство юстиции КНР и Верховная народная прокуратура КНР (п. 2 ст. 2 Договора).
В соответствии с подп. 26 и 27 п. 7 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. N 1313 "Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации", Минюст России получает в установленном порядке от иностранных государств или их компетентных органов запросы о правовой помощи по гражданским, семейным, уголовным и иным делам и либо исполняет их, либо направляет для исполнения в федеральные органы государственной власти, а также направляет в иностранные государства или в их компетентные органы запросы о правовой помощи по гражданским, семейным, уголовным и иным делам, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законодательством Российской Федерации; взаимодействует в установленном законодательством Российской Федерации порядке с органами государственной власти иностранных государств и международными организациями по вопросам, относящимся к компетенции Минюста России, осуществляет обмен правовой информацией с иностранными государствами.
Согласно ч. 1 ст. 57 ГПК РФ доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.
В силу п. 9 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ при подготовке дела к судебному разбирательству судья по ходатайству сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей истребует от организаций или граждан доказательства, которые стороны или их представители не могут получить самостоятельно.
Из приведенных процессуальных норм, положений Договора между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам и Указа Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. N 1313 "Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации" следует, что, если у гражданина, как у частного лица, нет возможности самостоятельно получить необходимую для разрешения спора официальную информацию на территории другого государства, суд должен на стадии подготовки дела к судебному разбирательству оказать ему содействие в собирании и истребовании необходимых доказательств.
Однако суд, несмотря на объяснение Е. причин неустранения недостатков искового заявления и мотивированную просьбу об оказании ей при подготовке дела к судебному разбирательству содействия в собирании доказательств по делу, возвратил ее заявление в том числе по основанию непредставления ею сведений о браке, зарегистрированном ответчиком Н. на территории Китайской Народной Республики, и тем самым необоснованно отказал истцу в необходимом содействии, в частности в направлении соответствующего запроса в Минюст России.
Кроме того, основанием для возвращения искового заявления Е. послужило также то, что ею не была представлена выписка из домовой книги, свидетельствующая о том, что местом жительства или последним известным местом жительства ответчика является адрес, указанный в исковом заявлении. Между тем данное обстоятельство причиной для оставления искового заявления Е. без движения не являлось, а выписка из домовой книги уже была приложена к исковому заявлению при подаче его в суд.
Таким образом, по мнению Судебной коллегии, Е. были исполнены требования судьи, изложенные в определении об оставлении искового заявления без движения.
Следовательно, у суда на стадии разрешения вопроса о принятии искового заявления Е. к производству не имелось предусмотренных процессуальным законом оснований для возвращения ее искового заявления.
В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.
Возвращение судом искового заявления Е. и требование о представлении иных, кроме имеющихся у нее, доказательств в нарушение ст. 46 Конституции Российской Федерации лишает заявителя возможности защитить в судебном порядке свои права, т.к. согласно приведенным выше положениям Договора между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам сведения о заключении ответчиком Н. брака с гражданкой Китая могут быть получены только по запросам уполномоченных органов, а не частных лиц.
Исходя из изложенного обжалуемые определения судов первой и второй инстанций признаны незаконными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, что явилось основанием для их отмены.

Определение N 5-КГ13-12

Вопросы производства в суде кассационной инстанции

8. Суд кассационной инстанции принимает решение о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта при условии допущенной нижестоящим судом ошибки в применении и толковании норм материального или процессуального права.
С. обратилась в суд с иском к обществу о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда, ссылаясь в обоснование заявленных требований на то, что в результате падения на крыльце магазина, собственником которого является общество, был причинен вред ее здоровью. В связи с полученной травмой она проходила лечение, после выхода на работу в течение месяца вынуждена была передвигаться с тростью, в результате повреждения ноги испытывала физическую боль, переживала по поводу утраты возможности вести привычный образ жизни в течение длительного периода времени. Истец, полагая, что причиной произошедшего явилось неправомерное бездействие ответчика, не обеспечившего безопасность использования крыльца магазина посетителями, просила взыскать с ответчика в ее пользу компенсацию морального вреда, а также возмещение вреда здоровью в виде утраченного заработка.
Решением районного суда, оставленным без изменения судом второй инстанции, исковые требования удовлетворены частично. С ответчика в пользу С. в возмещение вреда, причиненного здоровью, взыскана сумма утраченного заработка, компенсация морального вреда, судебные расходы. В остальной части иска отказано. С ответчика в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина.
Постановлением президиума суда указанные судебные постановления отменены, по делу принято новое судебное постановление об отказе в удовлетворении иска в полном объеме.
Рассмотрев кассационную жалобу С., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила обжалуемое постановление президиума, поскольку им были допущены существенные нарушения норм процессуального права.
Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы в результате полученных травм истец утратила трудоспособность свыше 30 процентов.
Отменяя вступившие в законную силу судебные постановления судов первой и второй инстанций, которыми исковые требования были удовлетворены частично, президиум сослался на то, что при разрешении вопроса о наличии вины ответчика в причинении вреда здоровью и морального вреда истцу судом неправомерно не принято во внимание представленное стороной ответчика заключение специалиста, исследовав и оценив содержание которого в своем постановлении, суд кассационной инстанции признал установленным то обстоятельство, что на момент возникновения спорных правоотношений крыльцо у входа в магазин было облицовано плиткой с рифленой поверхностью, что отвечало требованиям СНиП к безопасности и доступности для посетителей, а также имело дополнительный элемент безопасности в виде коврика. В связи с этим президиумом сделан вывод о недоказанности вины ответчика в причинении вреда здоровью С. и об отсутствии совокупности условий, с которыми п. 1 ст. 1064 ГК РФ связывает обязанность причинителя по возмещению вреда потерпевшему.
Между тем в силу положений ст. 390 ГПК РФ при рассмотрении кассационной жалобы с делом суд кассационной инстанции проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассмотревшими дело, в пределах доводов кассационной жалобы, представления. При этом суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, а также исследовать новые доказательства.
Согласно разъяснениям, данным в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 года N 29 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции", если судом кассационной инстанции будет установлено, что судами первой и (или) апелляционной инстанций допущены нарушения норм процессуального права при исследовании и оценке доказательств, приведшие к судебной ошибке существенного и непреодолимого характера (например, судебное постановление в нарушение требований ст. 60 ГПК РФ основано на недопустимых доказательствах), суд учитывает эти обстоятельства при вынесении кассационного постановления (определения).
Таким образом, решение о пересмотре в кассационном порядке вступившего в законную силу судебного акта может быть принято в соответствии с уже установленными судом обстоятельствами дела, но при условии допущенной им ошибки в применении и толковании норм материального или процессуального права.
Вместе с тем из содержания обжалуемого судебного постановления следует, что президиум со ссылкой на имеющиеся в материалах дела доказательства указал, что решение суда принято без учета представленного стороной ответчика заключения специалиста, в то время как судом первой инстанции была дана оценка данному заключению специалиста, которое, по мнению суда, не могло быть положено в основу судебного решения, поскольку обследование крыльца проводилось по истечении года после происшествия.
Несмотря на то что судами первой и апелляционной инстанций были надлежащим образом исследованы и оценены все представленные по делу доказательства, в том числе и заключение специалиста, составленное по результатам обследования крыльца магазина, принадлежащего ответчику, выводы в постановлении суда кассационной инстанции о нарушении судом первой инстанции норм процессуального закона направлены на проверку соответствия установленных судом обстоятельств дела фактическим обстоятельствам, оценку положенных в основу решения доказательств на предмет их полноты и достаточности.
На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оставила в силе решение районного суда и апелляционное определение.

Определение N 65-КГ13-1




СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

1. При рассмотрении заявления о выдаче градостроительного плана земельного участка орган местного самоуправления не вправе требовать от заявителя предоставления документов, кроме тех, которые необходимы для установления его личности.
Г. обратилась в администрацию г. Рязани с заявлением о выдаче градостроительного плана принадлежащего ей на праве собственности земельного участка, расположенного в г. Рязани, для дальнейшего получения разрешения на строительство индивидуального жилого дома, приложив к заявлению свидетельство о государственной регистрации права собственности на данный земельный участок и паспорт собственника земельного участка.
10 мая 2002 г. администрация г. Рязани письмом фактически отказала в выдаче испрашиваемого градостроительного паспорта земельного участка в связи с непредставлением в полном объеме необходимых документов, сообщив, что градостроительный паспорт будет изготовлен в случае предоставления кадастрового паспорта земельного участка, технических условий подключения объектов капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения и материалов действующей (актуализированной) топографической съемки территории земельного участка в местной системе координат на бумажном и электронном носителях в масштабе 1:500, выполненной в соответствии с "Техническими требованиями к цифровым картографическим материалам и порядку их создания на территории города Рязани", утвержденными постановлением администрации г. Рязани от 26 августа 2009 г. N 6052.
Г., посчитав, что действия органа местного самоуправления не соответствуют требованиям закона и нарушают ее права, обратилась в суд с заявлением, в котором просила признать незаконными требование представить дополнительные документы и отказ в выдаче градостроительного плана земельного участка, обязать администрацию г. Рязани подготовить, утвердить и выдать ей испрашиваемый документ без взимания платы.
Решением Советского районного суда г. Рязани от 26 июня 2012 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 22 августа 2012 г., в удовлетворении заявления отказано.
Определением судьи Рязанского областного суда от 15 октября 2012 г. отказано в передаче кассационной жалобы Г. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.
В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Г. просила данные судебные постановления отменить ввиду неправильного применения норм материального права и принять новое решение об удовлетворении заявленных требований.
Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующему.
Отказывая в удовлетворении заявления и признавая оспариваемые заявителем действия органа местного самоуправления правомерными, суд первой инстанции исходил из того, что требование администрации г. Рязани о представлении Г. дополнительных документов, необходимых для заполнения формы градостроительного плана, основано на положениях действующего законодательства и не противоречит Градостроительному кодексу Российской Федерации, который не содержит запрета на истребование необходимых для составления градостроительного плана земельного участка сведений у заявителя.
Свои выводы суд обосновывал положениями ст. 44 Градостроительного кодекса Российской Федерации, регулирующими вопросы составления градостроительного паспорта земельного участка, а также Инструкции о порядке заполнения формы указанного паспорта, утвержденной приказом Министерства регионального развития Российской Федерации, а также сослался на приказ названного министерства от 10 мая 2011 г. N 207, которым утверждена форма градостроительного плана земельного участка.
С такой позицией согласилась и судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда, полагая, что выводы суда первой инстанции соответствуют закону, требование о представлении дополнительных документов для изготовления градостроительного плана земельного участка обоснованно, поскольку без сведений, содержащихся в них, невозможно заполнить форму, установленную федеральным нормативным правовым актом.
Довод заявителя о нарушении администрацией г. Рязани положений Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг", запрещающих требовать от заявителя представления информации и документов, не предусмотренных нормативными правовыми актами, регулирующими отношения, возникающие в связи с предоставлением государственной или муниципальной услуги, апелляционной инстанцией признан несостоятельным.
Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации нашла приведенные суждения ошибочными, основанными на неверном применении норм материального права.
Статьей 44 Градостроительного кодекса Российской Федерации установлено, что подготовка градостроительных планов земельных участков осуществляется применительно к застроенным или предназначенным для строительства, реконструкции объектов капитального строительства (за исключением линейных объектов) земельным участкам. Подготовка градостроительного плана земельного участка осуществляется в составе проекта межевания территории или в виде отдельного документа (ч. ч. 1, 2 данной статьи).
Согласно положениям ч. 6 ст. 43 Градостроительного кодекса Российской Федерации следует, что подготовка градостроительных планов земельных участков, подлежащих застройке, должна осуществляться в составе проектов межевания территорий, такая же возможность предусмотрена и в отношении застроенных земельных участков.
В соответствии с ч. 17 ст. 46 названного Кодекса в случае, если физическое или юридическое лицо обращается в орган местного самоуправления с заявлением о выдаче ему градостроительного плана земельного участка, не требуется проведение процедур, предусмотренных ч. ч. 1 - 16 данной статьи, которые регламентируют последовательность действий органов местного самоуправления в связи с подготовкой документации и вопросы проведения публичных слушаний. Орган местного самоуправления в течение тридцати дней со дня поступления указанного обращения осуществляет подготовку градостроительного плана земельного участка и утверждает его. Орган местного самоуправления предоставляет заявителю градостроительный план земельного участка без взимания платы.
Из содержания приведенных норм следует, что подготовка и выдача градостроительного плана земельного участка осуществляется по заявлению собственника, пользователя либо иного заинтересованного лица и является обязанностью уполномоченного органа.
Названные нормы Градостроительного кодекса Российской Федерации, регулирующие отношения, возникающие между заявителем и органом местного самоуправления, не предусматривают обязанность гражданина обосновать цель истребования градостроительного плана, предоставить иные документы, кроме тех, которые связаны с возможностью установления обратившегося лица.
Приказ Министерства регионального развития Российской Федерации от 10 мая 2011 г. N 207, на который указал в своем решении Советский районный суд г. Рязани, также не содержит никаких предписаний о представлении лицом, подавшим заявление о получении градостроительного плана земельного участка, кадастрового паспорта земельного участка, технических условий подключения объектов капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения, материалов действующей (актуализированной) топографической съемки территории земельного участка в местной системе координат на бумажном и электронном носителях в масштабе 1:500 и иных документов, содержащих сведения, необходимые для заполнения формы градостроительного плана земельного участка.
Поскольку выдача органом местного самоуправления градостроительного паспорта земельного участка является муниципальной услугой, под которой согласно п. 2 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 210 "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" понимается деятельность по реализации функций органа местного самоуправления, осуществляемая по запросам заявителей в пределах полномочий этого органа, на такие правоотношения распространяются положения указанного Федерального закона.
В связи с изложенным является неправильным вывод апелляционной инстанции о несостоятельности довода Г. о нарушении администрацией г. Рязани положений п. 1 ч. 1 ст. 7 названного Федерального закона, запрещающих органам, предоставляющим муниципальные услуги, требовать от заявителя представления документов и информации или осуществления действий, представление или осуществление которых не предусмотрено нормативными правовыми актами, регулирующими отношения, возникающие в связи с предоставлением государственных и муниципальных услуг.
С учетом изложенных обстоятельств Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации определила заявленные Г. требования удовлетворить.

Определение N 6-КГ12-11

2. Заявление об оспаривании действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, связанных с исполнением исполнительного листа арбитражного суда и исполнительного листа суда общей юрисдикции, исполнительные производства по которым объединены в сводное исполнительное производство, подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.
ООО "М." обратилось в Канашский районный суд Чувашской Республики с заявлением о признании незаконными постановлений судебного пристава-исполнителя от 8 июня 2012 г. об отказе в удовлетворении заявления ООО "М." о наложении ареста на самоходный зерноуборочный комбайн и от 29 мая 2012 г. о привлечении специалиста для установления его рыночной стоимости.
Определением судьи Канашского районного суда Чувашской Республики от 18 июня 2012 г. заявление ООО "М." оставлено без движения на основании ст. 136 ГПК РФ, заявителю предоставлен срок для исправления недостатков.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики от 24 июля 2012 г. определение судьи Канашского районного суда Чувашской Республики отменено и принято новое решение, которым ООО "М." отказано в принятии заявления. Обосновывая данное решение, судебная коллегия указала, что заявителем оспариваются постановления судебного пристава-исполнителя по исполнительному производству, возбужденному на основании исполнительного листа, выданного Арбитражным судом Чувашской Республики, в связи с этим заявление подлежит рассмотрению в порядке арбитражного судопроизводства.
Проверив материалы дела по кассационной жалобе ООО "М.", Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что судом второй инстанции при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм процессуального права.
Как усматривается из содержания оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя, оно принято в рамках сводного исполнительного производства, включающего также исполнение решения Канашского районного суда от 24 апреля 2011 г. о наложении ареста на самоходный зерноуборочный комбайн КЗС-7-24 "Полесье" 2007 года выпуска.
В деле имеется определение Арбитражного суда Чувашской Республики от 18 мая 2012 г. о прекращении производства по делу по заявлению ООО "М.", содержащему те же требования, в связи с подведомственностью дела суду общей юрисдикции.
Согласно положениям ч. 1 ст. 128 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" постановления должностного лица службы судебных приставов, его действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть оспорены в арбитражном суде либо суде общей юрисдикции, в районе деятельности которого указанное лицо исполняет свои обязанности.
Часть 2 названной статьи содержит перечень случаев, когда заявление об оспаривании постановления должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) подается в арбитражный суд. В силу ч. 3 ст. 128 названного Федерального закона в остальных случаях заявление подается в суд общей юрисдикции.
Оспаривание действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, связанных с исполнением исполнительного листа арбитражного суда и исполнительного листа суда общей юрисдикции, исполнительные производства по которым объединены в одно сводное исполнительное производство, не входит в установленный законом перечень случаев, когда заявление об оспаривании постановления должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) подается в арбитражный суд.
Анализ приведенных законоположений свидетельствует о том, что если в одном исполнительном производстве объединены производства, возбужденные на основании исполнительных листов арбитражного суда и суда общей юрисдикции, заявление об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя, связанных с исполнением указанных документов, рассматривается судом общей юрисдикции.
Статья 441 ГПК РФ, регламентирующая порядок подачи заявления об оспаривании постановлений должностных лиц службы судебных приставов, их действий (бездействия), не содержит положений о подведомственности перечисленных заявлений.
В соответствии с ч. 3 ст. 22 ГПК РФ суды рассматривают и разрешают в том числе дела, возникающие из публичных правоотношений и указанные в ст. 245 названного Кодекса (п. 3 ч. 1), за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.
Таким образом, вывод апелляционной инстанции о подведомственности требований, заявленных ООО "М.", арбитражному суду не соответствует приведенным нормам федерального законодательства, в силу чего является неправильным, а определение об отказе в принятии заявления - незаконным.
Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации определила апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики от 24 июля 2012 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение суда апелляционной инстанции.

Определение N 31-КГ12-8




РАЗЪЯСНЕНИЯ ПО ВОПРОСАМ, ВОЗНИКАЮЩИМ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ

Вопрос 1. Действует ли в настоящее время Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 февраля 1973 года N 3 "О некоторых вопросах, возникших в практике применения судами Кодекса о браке и семье РСФСР".
Ответ. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 февраля 1973 г. N 3 "О некоторых вопросах, возникших в практике применения судами Кодекса о браке и семье РСФСР" является действующим и применяется судами в тех случаях, когда при рассмотрении конкретного дела суд руководствуется Кодексом о браке и семье РСФСР.

Вопрос 2. Какому суду подсудны дела по искам граждан, заявленным к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании за счет казны Российской Федерации денежных средств по целевым долговым обязательствам Российской Федерации, в том числе в счет погашения облигаций государственного внутреннего выигрышного займа 1982 года?
Ответ. На эти отношения законодательство о защите прав потребителей не распространяется.
Такие дела подлежат рассмотрению по общим правилам территориальной подсудности, предусмотренным ст. 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, - по месту нахождения Министерства финансов Российской Федерации, расположенного в городе Москве.

Вопрос 3. С какого момента (с 1 января 2004 г. или с момента обращения в пенсионные органы с заявлением о перерасчете пенсии) подлежат повышению пенсии по случаю потери кормильца в соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", если кормилец погиб при выполнении задач в условиях вооруженного конфликта до 1 января 2004 г.?
Ответ. В соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" (далее - Закон Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1) пенсии за выслугу лет, по инвалидности и по случаю потери кормильца, назначаемые в соответствии с данным Законом (в том числе исчисленные в минимальном размере), повышаются участникам Великой Отечественной войны из числа лиц, указанных в подп. "а" - "ж" и "и" подп. 1 п. 1 ст. 2 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ "О ветеранах" (далее - Федеральный закон от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ), а также ветеранам боевых действий из числа лиц, указанных в подп. 1 - 4 п. 1 ст. 3 этого Федерального закона "О ветеранах", на 32 процента расчетного размера пенсии, указанного в ч. 1 ст. 46 этого Закона.
Тем самым п. "г" ч. 1 ст. 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 определен круг лиц, которым повышаются установленные размеры пенсий. К числу таких лиц отнесены получающие пенсию по случаю потери кормильца члены семей ветеранов боевых действий. В то же время данная норма не устанавливает самостоятельного регулирования в части определения лиц, относящихся к ветеранам боевых действий, поскольку носит отсылочный характер. В связи с этим применение п. "г" ч. 1 ст. 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 возможно только в системной связи с подп. 1 - 4 п. 1 ст. 3 и иными положениями Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ.
Подпункты 1 - 4 п. 1 ст. 3 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ содержат перечень лиц, признаваемых ветеранами боевых действий.
Федеральным законом от 27 ноября 2002 г. N 158-ФЗ "О внесении изменения и дополнений в Федеральный закон "О ветеранах" в подп. 1 ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ и в раздел III приложения к этому Федеральному закону были внесены вступившие в силу с 1 января 2004 г. изменения, согласно которым боевыми действиями на территории Российской Федерации признаются выполнение задач в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике и на прилегающих к ней территориях Российской Федерации, отнесенных к зоне вооруженного конфликта, с декабря 1994 года по декабрь 1996 года, а также выполнение задач в ходе контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона с августа 1999 года.
Следовательно, лица, принимавшие участие в выполнении задач в указанных условиях, признаются ветеранами боевых действий с 1 января 2004 г., в связи с чем именно с этой даты члены семей ветеранов боевых действий, получающие пенсию по случаю потери кормильца, имеют право на ее повышение в соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1.
В силу п. "б" ч. 1 ст. 55 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 перерасчет размеров пенсий по случаю потери кормильца производится со дня наступления обстоятельств, влекущих за собой перерасчет размеров пенсий в сторону увеличения.
В случае, если пенсионер приобрел право на перерасчет размера пенсии в сторону увеличения, разница между новым и прежним размерами пенсии выплачивается ему со дня приобретения права на перерасчет размера пенсии, но не более чем за 12 месяцев, предшествующих дню обращения за перерасчетом размера пенсии (ч. 2 ст. 55 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1).
Согласно приведенной норме перерасчет пенсий носит заявительный характер, т.е. осуществляется на основании заявлений пенсионеров, к которым прилагаются необходимые документы. В данном случае необходимыми документами являются документы, подтверждающие фактическое выполнение задач в условиях вооруженного конфликта или в ходе контртеррористических операций на соответствующих территориях и в соответствующие периоды.
Учитывая, что обстоятельством, влекущим повышение пенсий по случаю потери кормильца в соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1, является отнесение к ветеранам боевых действий новой категории лиц, такое повышение производится с момента обращения лиц, получающих указанную пенсию, в пенсионные органы с заявлением о перерасчете пенсии.

Вопрос 4. Должен ли мировой судья составить мотивированное решение суда в случае, если лица, участвующие в деле, не обратились с заявлением о его составлении в порядке ст. 199 ГПК РФ, но впоследствии ими была подана апелляционная жалоба, представление?
Ответ. Основными задачами гражданского судопроизводства, сформулированными в ст. 2 ГПК РФ, являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.
На стадии апелляционного пересмотра судебных постановлений, являющейся составной частью гражданского судопроизводства, суд апелляционной инстанции, реализуя положения ст. 2 ГПК РФ, выполняет указанные задачи посредством осуществления проверки законности и обоснованности не вступивших в законную силу решений нижестоящих судов.
Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (п. 2). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3).
Поскольку обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд, указываются именно в мотивировочной части судебного решения (ч. 4 ст. 198 ГПК РФ), суд апелляционной инстанции имеет возможность в полной мере проверить законность и обоснованность решения мирового судьи и установить отсутствие предусмотренных процессуальным законом оснований для его отмены или изменения только при наличии мотивированного решения по делу.
В противном случае цели и задачи апелляционной стадии гражданского судопроизводства не будут достигнуты, что повлечет за собой нарушение прав лиц, обратившихся с апелляционной жалобой, представлением, на судебную защиту.
Поэтому, если лица, участвующие в деле, не обращались к мировому судье в порядке, установленном ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, с заявлением о составлении мотивированного судебного решения, однако впоследствии на это решение ими была подана апелляционная жалоба, представление, мировой судья в таком случае должен составить мотивированное решение.

Вопрос 5. С какого момента подлежит исчислению срок исковой давности по искам государственного жилищного надзора о признании недействительным решения, принятого общим собранием собственников помещений в многоквартирном доме, и о признании договора управления данным домом недействительным?
Ответ. В соответствии с ч. 6 ст. 20 ЖК РФ органы государственного жилищного надзора вправе обратиться в суд с заявлениями о ликвидации товарищества, о признании недействительным решения, принятого общим собранием собственников помещений в многоквартирном доме с нарушением требований этого Кодекса, и о признании договора управления данным домом недействительным в случае неисполнения в установленный срок предписания об устранении несоответствия устава товарищества собственников жилья, внесенных в устав изменений обязательным требованиям или в случаях выявления нарушений порядка создания товарищества собственников жилья, выбора управляющей организации, утверждения условий договора управления многоквартирным домом и его заключения.
Таким образом, право органов государственного жилищного надзора на обращение в суд с заявлением о признании недействительным решения, принятого общим собранием собственников помещений в многоквартирном доме, и о признании договора управления данным домом недействительным закон связывает с выявлением указанных нарушений, а не истечением срока исполнения предписания об их устранении, как это устанавливается в отношении заявлений государственного жилищного надзора об устранении несоответствия устава товарищества собственников жилья, внесенных в устав изменений обязательным требованиям.
Жилищным кодексом Российской Федерации срок для обращения органами государственного жилищного надзора в суд с заявлением о признании недействительным решения, принятого общим собранием собственников помещений в многоквартирном доме, и о признании договора управления данным домом недействительным не определен, в связи с чем в соответствии с ч. 1 ст. 7 ЖК РФ (аналогия закона) необходимо применять положения ч. 6 ст. 46 данного Кодекса.
Согласно ч. 6 ст. 46 ЖК РФ собственник помещения в многоквартирном доме вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием собственников помещений в данном доме с нарушением требований этого Кодекса, в течение шести месяцев со дня, когда указанный собственник узнал или должен был узнать о принятом решении.
На основании изложенного шестимесячный срок исковой давности для обращения органов государственного жилищного надзора в суд с заявлением о признании договора управления многоквартирным домом недействительным в случаях выявления нарушений порядка создания товарищества собственников жилья, выбора управляющей организации, утверждения условий договора управления многоквартирным домом и его заключения подлежит исчислению с момента выявления в ходе проведенной государственным жилищным надзором проверки указанных нарушений.

Обратно на страницу: Обзоры судебной практики Верховного Суда РФ