ВАС РФ О незаконности включения третейской оговорки в договор с потребителем

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВАС РФ ОТ 17.09.2013 N 3364/13 ПО ДЕЛУ N А65-15588/2012 "ВКЛЮЧЕНИЕ ТРЕТЕЙСКОЙ ОГОВОРКИ В ТИПОВОЙ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЙ ДОГОВОР НЕЗАКОННО И УЩЕМЛЯЕТ ПРАВО ПОТРЕБИТЕЛЯ НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ"

1. Суть спора >>>
2. Вопрос правомерности включения третейской оговорки в договор присоединения, в частности потребительские договоры, заключаемые с гражданами >>>
2.1. Правовая позиция судов общей юрисдикции по рассматриваемому вопросу >>>
2.2. Правовая позиция арбитражных судов по рассматриваемому вопросу >>>
3. Позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ >>>
4. Оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам судебных актов, вступивших в законную силу >>>

1. Суть спора

Между обществом и гражданином заключен типовой договор электроснабжения, содержащий третейскую оговорку, согласно которой все споры, разногласия и требования, возникающие между сторонами на основании этого договора или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, подлежат разрешению в Третейском энергетическом суде в соответствии с его регламентом. По условиям договора решение названного суда является для сторон окончательным.

Сочтя, что содержащаяся в договоре третейская оговорка ущемляет права гражданина как потребителя, административный орган привлек общество к административной ответственности в порядке ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

Общество посчитало данные действия административного органа незаконными и обратилось в суд за защитой своих прав.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования общества, признав постановление административного органа о привлечении к административной ответственности незаконным и отменив его.

При рассмотрении настоящего дела перед судами возник вопрос о допустимости (законности) включения третейской оговорки в договор электроснабжения, заключенный с гражданином.

2. Вопрос правомерности включения третейской оговорки в договор присоединения, в частности потребительские договоры, заключаемые с гражданами

Действующее гражданское законодательство понимает под договором присоединения договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (п. 1 ст. 428 ГК РФ).

В доктрине отмечается, что хотя положения ст. 428 ГК РФ и сформулированы как общие для всех участников гражданских правоотношений, ограничения, установленные для предпринимателей (п. 3 ст. 428 ГК РФ), а также низкая вероятность заключения договоров присоединения обычными гражданами между собой, которые бы при этом не превращались в предпринимателей (п. 4 ст. 23 ГК РФ), фактически сводят сферу применения соответствующих норм к потребительским договорам (см. Ширвиндт А.М. Ограничение свободы договора в целях защиты прав потребителей в российском и европейском частном праве // Вестник гражданского права. 2013. N 1. С. 5 - 51).

Потребительские договоры, как правило, являются типовыми и могут включать третейское соглашение о разрешении спора по договору (третейскую оговорку). Гражданин, заключающий подобный договор, может принять условия такого соглашения не иначе, как путем присоединения к предложенному договору в целом. При этом третейское соглашение считается действительным, только если оно заключено после возникновения оснований для предъявления иска, если иное не предусмотрено Федеральным законом (п. 3 ст. 5 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации", далее - Закон о третейских судах). Следовательно, при заключении договора присоединения направленность воли потребителя неочевидна, потому что данный потребитель не может влиять на содержание его условий и имеет только две возможности: либо принять все условия контрагента, либо отказаться от договора.

Между тем норма п. 1 ст. 17 Закона РФ от 07.02.1992 "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей) не содержит прямого указания на возможность рассмотрения споров с участием потребителей-граждан в третейских судах, а п. 2 данной статьи наделяет потребителя правом выбора подсудности спора.

В этой связи возникает вопрос о законности третейской оговорки, которая принимается потребителем наряду с остальными условиями договора.

В настоящий момент в судебной практике на уровне высших судов сформировались две различных правовых позиции по рассматриваемому вопросу.

2.1. Правовая позиция судов общей юрисдикции по рассматриваемому вопросу

Как уже отмечалось ранее, норма п. 3 ст. 5 Закона о третейских судах по общему правилу не допускает заключения третейского соглашения между продавцом (исполнителем, уполномоченной организацией) и потребителем до момента возникновения спора, вытекающего из договора присоединения.

Комментируя данную норму, Верховный Суд РФ в Обзоре судебной практики за четвертый квартал 2011 г. (далее - Обзор) указал, что положения п. 3 ст. 5 Закона о третейских судах направлены на защиту прав присоединившейся к договору стороны, лишенной в момент заключения договора возможности влиять на его содержание. Следовательно, для признания действительным третейского соглашения, содержащегося в договоре присоединения, необходимо установить волеизъявление присоединившейся к договору стороны на рассмотрение дела конкретным третейским судом после возникновения оснований для предъявления иска.

По мнению Верховного Суда РФ, положения ст. 17 Закона о защите прав потребителей вводят дополнительные механизмы правовой защиты граждан, в том числе в вопросе определения подсудности гражданских дел с участием потребителей, и не содержат запрета на использование иных способов разрешения гражданско-правовых споров, в частности путем обращения потребителей в третейский суд.

Таким образом, третейская оговорка может быть включена в потребительский договор в качестве дополнительной гарантии защиты прав экономически слабой стороны, но только после возникновения спора и при наличии прямого волеизъявления потребителя.

Кроме того, Верховный Суд РФ указал, что стороны конкретного спора (по договору оказания услуг), заключая соглашение о его передаче на рассмотрение третейского суда и реализуя тем самым свое право на свободу договора, добровольно соглашаются подчиниться правилам, установленным для конкретного третейского суда. В таких ситуациях право на судебную защиту обеспечивается возможностью обращения в предусмотренных законом случаях в государственный суд, в частности путем подачи заявления об отмене решения третейского суда.

Следует отметить, что выводы Верховного Суда РФ (в части отсутствия запрета на разрешение споров, возникающих в сфере защиты прав потребителей, посредством третейского разбирательства) соответствуют правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в п. 3 мотивировочной части Постановления от 26.05.2011 N 10-П, а также в п. п. 2.1, 2.2 мотивировочной части Определения от 24.09.2012 N 1783-О.

Между тем в практике судов общей юрисдикции отсутствует единообразный подход к вопросу допустимости включения в потребительский договор третейской оговорки.

В целом позиции судов сходятся в том, что третейская оговорка, содержащаяся в типовом потребительском договоре, ущемляет интересы потребителя и является недействительной.

В одном случае суды указывают, что третейское соглашение все же может рассматриваться судом как действительное, но только если оно было заключено сторонами после возникновения спора либо если есть другие данные, свидетельствующие о том, что оно явилось результатом свободного волеизъявления гражданина, действовавшего в собственных интересах, а договор не обладает признаками договора присоединения. Судебная практика...

- Постановление Президиума Самарского областного суда от 01.03.2012 N 44г.-11/2012;

- Апелляционное определение Московского областного суда от 20.09.2012 по делу N 33-17346/2012;

- Апелляционное определение Московского городского суда от 28.02.2013 по делу N 11-6517/13;

- Определение Ленинградского областного суда от 26.09.2012 N 33-4288/2012;

- Определение Санкт-Петербургского городского суда от 25.10.2011 N 33-15990/2011.

Однако нередко суды обращают внимание на то, что при разрешении спора в таком порядке потребители должны нести дополнительные судебные расходы, тогда как при разбирательстве в государственных судах они освобождены от этой обязанности. Данное обстоятельство ограничивает право потребителя на гарантированную государством судебную защиту. Судебная практика...

- п. 2 разд. 2 Справки Кемеровского областного суда от 22.02.2012 N 01-07/26-172 "Справка о причинах отмены в порядке надзора в 2011 году судебных постановлений мировых судей и апелляционных определений районных (городских) судов Кемеровской области";

- Определение Московского городского суда от 22.09.2011 по делу N 33-30287;

- Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 18.05.2011 N 44г-37/11;

- Постановление Президиума Приморского краевого суда от 06.11.2009 N 44г-154.

Нельзя не отметить позицию Роспотребнадзора по вопросу допустимости рассмотрения споров, возникающих в сфере защиты прав потребителей, третейскими судами. В своем письме Роспотребнадзор указал, что дела по искам, связанным с нарушением прав потребителей, неподведомственны третейским судам в силу того, что они подведомственны судам общей юрисдикции. Данный вывод, по мнению Роспотребнадзора, прямо следует из разъяснения Верховного Суда РФ, содержащегося в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" (см. п. 7 Письма Роспотребнадзора от 23.07.2012 N 01/8179-12-32).

См. также раздел 8 "Подведомственность и подсудность дел о защите прав потребителей" Аналитического обзора от 4 сентября 2012 года.

2.2. Правовая позиция арбитражных судов по рассматриваемому вопросу

Как разъяснил Президиум ВАС РФ в п. 7 Информационного письма от 13.09.2011 N 146 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров" (далее - Информационное письмо N 146), положения п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей предоставляют потребителю возможность самостоятельно определить суд, в котором будет рассматриваться его требование к контрагенту, в первую очередь исходя из критерия удобства участия самого потребителя в судебном разбирательстве.

Эта гарантия, предоставляемая потребителю-гражданину законом, не может быть изменена или отменена договором, в силу чего включение положения о подсудности споров (по месту нахождения банка) в типовой потребительский (кредитный) договор ущемляет права потребителя и является основанием для привлечения организации (банка) к административной ответственности.

Аналогичный вывод также содержится в Постановлении Президиума ВАС РФ от 02.03.2010 N 7171/09 по делу N А40-10023/08-146-139 (далее - Постановление N 7171/09).

Данная позиция Президиума ВАС РФ широко применяется арбитражными судами при оценке положений о подсудности спора по кредитному договору (см. п. 11.11 Путеводителя по судебной практике. Кредит. Комментарий к ст. 819 Кредитный договор).

Однако интерес представляет судебная практика, где указанная правовая позиция применяется судами более широко. Так, суды отмечают, что включение в потребительский договор условия об альтернативной подсудности разрешения спора, в частности о его рассмотрении в третейском суде, противоречит действующему законодательству, ущемляет права потребителя, установленные ч. 7, 10 ст. 29 ГПК РФ, п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей, и является основанием для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ. Судебная практика...

- Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.05.2008 N А33-12575/07-Ф02-1933/08 по делу N А33-12575/07;

- Постановление ФАС Уральского округа от 21.06.2012 N Ф09-4108/12 по делу N А07-18074/2011.

Включение в потребительский договор условия о рассмотрении дела в третейском суде в отсутствие других альтернатив (условие о безальтернативной подсудности) также расценивается судами как ущемляющее право потребителя на выбор подсудности по своему усмотрению. Суды отмечают, что норма п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей является императивной и прямо предусматривает право потребителя, а не лица, оказывающего услуги, определять подсудность спора по иску, вытекающему из нарушения прав потребителей. Судебная практика...

- Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.05.2010 по делу N А56-38573/2009;

- Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 19.07.2013 по делу N А03-2891/2013;

- Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2011 по делу N А56-19054/2011;

- Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2013 по делу N А56-4289/2013;

- Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2013 N 15АП-8803/2013 по делу N А53-1488/2013;

- Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.04.2011 N 17АП-2450/2011-АК по делу N А71-13496/2010;

- Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2013 по делу N А68-7584/2012.

Приведенная арбитражная практика в целом соответствует правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в настоящем Постановлении. Вопрос допустимости (законности) включения третейской оговорки в потребительские договоры вызывает следующие споры в доктрине...

Одни авторы указывают на допустимость включения третейской оговорки в потребительский договор и дополнительно отмечают, что всякий третейский суд (как международный коммерческий арбитраж, так и "внутренний" третейский суд), как элемент правовой системы России, является негосударственным судебным органом и порядок рассмотрения им дел есть судебный порядок. В связи с этим обращение потребителей в третейский суд не может рассматриваться как ограничение права на правосудие (Рожкова М.А. О последствиях включения третейской оговорки в договор присоединения // Комментарий судебной практики / под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Контракт, Инфра-М, 2013. Вып. 18. С. 21 - 29).

Другие считают позицию, изложенную в Обзоре, спорной и исходят из того, что способ защиты права определяется в силу ст. 9 ГК РФ самим лицом спорного правоотношения. Соответственно, ссылка на возможность в последующем заявить об отмене решения третейского суда (как продолжение способа защиты права) не подменяет сути вопроса о том, вправе ли третейские суды разрешать подобные споры. Из буквального содержания ст. 17 Закона о защите прав потребителей не следует, что иск может быть подан в третейский суд. Третейские суды не входят в общую судебную систему (см. Журавлева О.В. К вопросу о единообразии судебной практики при рассмотрении гражданских дел // Российская юстиция. 2013. N 4. С. 41 - 45).

3. Позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ

Президиум ВАС РФ судебные акты первой и апелляционной инстанций отменил и отказал обществу в удовлетворении заявленных требований. При этом Президиум ВАС РФ сформулировал следующую правовую позицию.

Правовая позиция Президиума ВАС РФ: включение в типовой потребительский договор условия о рассмотрении спора в третейском суде (третейской оговорки) является незаконным, так как лишает потребителя по своему усмотрению реализовать право на судебную защиту. Установление судом данного обстоятельства является основанием для привлечения продавца (исполнителя, уполномоченной организации) к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

Комментарий: настоящая правовая позиция входит в противоречие с позицией Верховного Суда РФ, содержащейся в Обзоре, поскольку, как было отмечено выше, Верховный Суд РФ допускает возможность установления третейской оговорки.

В то же время данная позиция является развитием позиции, ранее изложенной Президиумом ВАС РФ в Постановлении N 7171/09 и Информационном письме N 146, и, по сути, обобщает арбитражную практику, сложившуюся на настоящий момент.

4. Оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам судебных актов, вступивших в законную силу

В данном Постановлении Президиума ВАС РФ отсутствует указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ. В связи с этим рассматриваемое Постановление Президиума ВАС РФ не является основанием для пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам.

Добавить комментарий